Лукьяненко Сергей - книги бесплатно скачать - Биография

renault master купить

Биография Лукьяненко Сергея

Сергей Лукьяненко - молодой русский писатель-фантаст, первые книги которого вышли на рубеже 80-90 годов. Hачав с вещей, в которых сильно чувствовалось подражание Крапивину (из наших), Хайнлайну (из зарубежных) достаточно быстро перешел к самостоятельному и профессиональному творчеству. Известность писателю принесли повести "Рыцари сорока островов", и "Атомный сон".

Также у автора можно выделить дилогию "Линия Грез" - "Императоры Иллюзий", как весьма и весьма нетрадиционную космическую оперу, для которой определили жанр "философско-космическая опера", трилогию "Сегодня, мама!" и трилогию "Лорд с планеты Земля".

"Лорд с планеты Земля" и "Императоры Иллюзий" доступны в виде книг (смотри библиографию).

Hедавно автором закончены (боги, как время идет - уже) три романа "Осенние визиты", "Лабиринт Отражений" и "Звезды - холодные игрушки". Эти вещи еще не напечатаны. Их выход ожидается в феврале - марте. Свой жанр определяет как "Фантастику жесткого действия" или "Фантастику Пути".

Сергей был удостоен премии "Старт"-93 за "Атомный сон", жанровой премии "Меч Руматы" за "Рыцарей сорока островов", премии "Интерпресскон" за рассказы "Фугу в мундире" (1995) и "Слуга" (1996).

Женат. Проживает в городе Алматы (Алма-Ата, по-старому)

Сергей Лукьяненко — самый популярный российский фантаст на Земле. С чем связана эта популярность — каждый отвечает по-своему, в зависимости от симпатии или антипатии к лидеру. Но лидерство не оспаривается — даром что одновременно с Лукьяненко работают такие корифеи, как Успенский, Лазарчук, Звягинцев, Логинов, Рыбаков, Каганов. Борис Стругацкий давно заметил Лукьяненко и благословил, назвав его успех заслуженным, а дар — счастливым и светлым. С тех пор, понятное дело, Лукьяненко прошел некий путь — автор цикла «Работа над ошибками» кардинально отличается от создателя «Дозоров». Сейчас он издал второй том новой многологии, он называется «Чистовик» (предыдущий был «Черновиком») и заслуживает серьезного разговора уже потому, что от фантастики мы привыкли ждать ответов на главные вопросы. Реализм знает то, что есть. Фантастика догадывается о том, что будет. В лучших своих образцах сочинения Лукьяненко — развернутые и точные метафоры. Это он первым догадался, что в нашем мире Горсвет давно договорился с Гортьмой, и всерьез относиться к их договорному матчу уже невозможно. О чем он догадался сейчас — интересно вдвойне: «Черновик» был лихо закручен и предлагал еще одну изящную конструкцию. Речь шла о так называемых функционалах — людях, которых внезапно вырывают из обыденной российской реальности, стирают из нее, превращая в заложников их единственного дара. Один — прирожденный полицейский, другой — прирожденный таможенник, третий — учитель, четвертый — писатель... И все они устраняются из обыденности, и каждого прикрепляют к новому месту работы, которого они уже физически не в состоянии покинуть. Сама по себе метафора таланта, избранности, одержимости — очень хороша; а дальше Лукьяненко, как всегда, дал вдохновению вести себя, куда получится.

Вообще из всех российских фантастов (чем, может, и обеспечен его всенародный успех) Лукьяненко — наименее рефлексирующий, что ли. Рефлексирует Пелевин; фантазирует — Лукьяненко. Причем не просто фантазирует, а фонтанирует: это азарт лихорадочного творения новых миров — Лукьяненко умеет выдумывать и сам от этой способности тащится. Однако выдумка его всегда — с нетривиальной моралью в конце: этим он и отличается от прочего Голливуда отечественной фантастики.